?

Log in

No account? Create an account

ОРИЕНТАЛИСТ

Востоковед в штатском

Previous Entry Share Flag Next Entry
Пленные Халхин-гола
Ориенталист
orientalist_v

«…на поле боя подобран зверски изуродованный труп младшего политрука Комаристина – отрезан нос, выбиты зубы, голова пробита штыком»

Советские военные корреспонденты общаются с военнопленными японцами. 1939 год. Халхин-Гол
Весной 1939 года полыхнул конфликт на Халхин-голе. Несмотря на весьма значительные масштабы боев, число пленных с обеих сторон было невелико – советские войска не несли тяжелых поражений, японские солдаты воевали, как водится весьма фанатично, предпочитая смерть плену.

В ходе проведенного сторонами обмена военнопленными в СССР было возвращено 89 человек (87 в 1939 и 2 в 1940 году), Японии было передано 204 человека (88 в 1939 и 116 в 1940 году). Помимо этого стоит отметить, что трое советских военнопленных завербованных японской разведкой и заброшенный в расположение советских войск были арестованы в ходе боевых действий, судьба нескольких человек — неизвестна. По советским данным они должны были быть в японском плену, японцы утверждали, что ничего про них не знают. Скорее всего они разделили печальную судьбу политрука Комаристина, захваченного в плен утром 29 мая 1939 года — имеется фотография сделанная японцами после захвата его в плен, а уже вечером 29 мая 1939 года тело политрука было обнаружено советским дозором:

«…на поле боя подобран зверски изуродованный труп младшего политрука Комаристина – отрезан нос, выбиты зубы, голова пробита штыком»

Захваченная японцами утром 29 мая группа солдат РККА во главе с младшим политруком Комаристиным.

Известны и задокументированы факты убийства японскими солдатами захваченных в плен советских бойцов, так например красноармеец 9-й батареи 185-го артиллерийского полка Вахтеев Михаил Александрович согласно ЖБД полка был схвачен разведгруппой противника 3 июля 1940 года, 10 июля 1939 года было найдено его тело, был убит ударом штыка в голову. Политрук 247-го батальона 7-й мотобригады Викторов Дмитрий Павлович в ходе боя на южных скатах горы Баин-Цаган 3 июля взят в плен и убит после пленения: «…выкололи глаза, искололи штыками всю грудь…». Известен целый ряд случаев убийства японцами членов экипажей подбитых советских танков.

Все, без исключения, советские солдаты попавшие в японский плен подвергались жестоким избиениям. Исключения не было даже для добровольно сдавшихся в плен солдат, имевших при себе японские пропуска в плен. В ходе единственно организованной сдачи в плен советских военнослужащих (До 13 человек во главе с добровольно сдавшимся в плен капитаном Казаковым Н.А., командиром 169-го пулеметного батальона), уже идущие под белым флагом люди были обстреляны японцами из пулемета, причем Казаков получил тяжелое ранение ноги, в плену ее ампутировали.

Казаков Н.А.

Аналогичные случаи убийства взятых в плен или сдающихся в плен солдат, в отношении японцев со стороны советских или монгольских войск лично мне не известны. В советских источниках их, по понятным причинам, нет, но и в труде американского исследователя Э. Кукса (Alvin D.Coox. Nomonhan: Japan Against Russia) не встречается упоминаний со стороны японцев о каких либо инцидентах подобного рода со стороны противника.

Стороны практически после окончания боевых действий провели два обмена военнопленными. Первый – 27 сентября 1939 года, когда советской стороной было освобождено 88 военнопленных. Второй – 27 апреля 1940 года, когда Японии вернули 116 человек. Изначально обмен производился по принципу "один за один" – такое указание дал Народный комиссар обороны СССР маршал Ворошилов, после доклада Г.К. Жукова о предполагаемом числе наших и японских военнопленных. Второй обмен военнопленными состоялся после того, как японцы согласились выдать СССР двух изменников Родины, сдавшихся в плен добровольно — капитана Казакова и лейтенанта Еретина. Японцы заявляли, что не считают из военнопленными, поскольку те добровольно перешли к ним, и в случае возвращения в СССР будут преследоваться по политическим мотивам, однако СССР поставил это непременным условием возврата остававшихся в советских руках японских военнопленных и в 1940 году сделка состоялась.

Процедуру обмена военнопленными сохранил в своих воспоминаниях военный корреспондент К. Симонов:

Нaконец мы приехaли нa площaдку, где должны были приземляться сaмолеты. По условиям, сaмолетов должно было приземлиться восемь: четыре с нaшей стороны и четыре с японской.
Через несколько минут после нaшего приездa первыми, соглaсно условию, стaли приземляться японские сaмолеты. Три из них пришли пустыми - только для того, чтобы зaбрaть японских пленных. Только нa четвертом окaзaлись тяжелорaненые нaши - человек двенaдцaть: небритые, грязные, обросшие, ужaсно исхудaлые, в большинстве с тяжелыми рaнениями, некоторые с aмпутaциями.
Один взятый еще в мaе стaршинa был стрaшно худой, зaросший до глaз бородой, в которой появилaсь сединa, с ввaлившимися глaзaми, с перебинтовaнной грудью, с одной ногой в шине и, что меня особенно порaзило, в обгорелой гимнaстерке без одного рукaвa. Тaк он был взят нa поле боя, рaненный в грудь, ногу и руку, в обгоревшей гимнaстерке, и в тaком же виде его возврaщaли нaм через пять месяцев.
Здесь же нa площaдке стоял нaш мaленький сaнитaрный aвтобус. Оттудa рaненым быстро притaщили еду, шоколaд, кaжется, сгущенное молоко и еще что то, поили их и кормили. Минут через пятнaдцaть подошли и нaши сaмолеты; они снизились один зa другим, и нaши с помощью японцев стaли вытaскивaть оттудa японских тяжелорaненых. Было их, по - моему, человек семьдесят, все нa носилкaх, все тяжелые; некоторые могли сaдиться нa носилкaх, некоторые лежaли плaстом. Все были одеты в чистое белье и в чистенькое, новенькое, с иголочки, японское обмундировaние. Рядом с кaждым лежaлa нa носилкaх новенькaя японскaя шинель, кaждый был нaкрыт до поясa новеньким японским одеялом, словом, видимо, все соответствовaло инструкции - "сдaть в полном порядочке".
Я тaк и слышу, кaк звучaт эти словa: "сдaть в полном порядочке". Сдaли действительно в полном порядочке. Кстaти скaзaть, это было нетрудно: в нaши руки попaло не то пятнaдцaть, не то двaдцaть тысяч полных комплектов зимнего обмундировaния, зaвезенного японцaми в предвидении зимней кaмпaнии.
Японцы лежaли мрaчно и тихо, чувствовaлaсь их угнетенность. Полковник Хaрaдa, очень любезный и улыбчивый с нaми, вдруг стaл говорить кaким то свистящим, кaк хлыст, голосом. Бывшие тут же двa японских мaйорa и двa кaпитaнa - кaк выяснилось, военные врaчи - рaспоряжaлись выгрузкой и глaвным обрaзом погрузкой пленных нa сaмолеты. Японские сaнитaры действовaли грубо, швыряли носилки об землю, но никто из рaненых не зaстонaл и не охнул. Нaши вытaскивaли их горaздо мягче, вежливей, и дaже не вежливей, a просто - нaпросто сердечней.
Японцы вели себя со своими рaнеными нaрочито грубо. В этом чувствовaлaсь не столько действительнaя грубость, сколько необходимость быть грубыми нa глaзaх у нaчaльствa, необходимость покaзaть презрение к этим пленным. Сaнитaры стaрaлись вовсю. Докторa считaли носилки и тоже рaзговaривaли резкими и свистящими голосaми. Ни один из них тaк и не ответил нa те несколько вопросов, которые - стоя рядом, я слышaл это - зaдaли им пленные. Врaчи и сaнитaры, не стесняясь, перешaгивaли через носилки.
Потом, когдa выгрузили всех пленных, сaнитaры вдруг появились с пaчкaми белой бумaги, пошли вдоль рядов и одному зa другим, быстро и грубо, нaчaли нaдевaть кaждому из рaненых нa головы колпaки, похожие нa большие пaкеты, в которые у нaс в мaгaзинaх нaсыпaют крупу. Эти большие пaкеты из плотной, в несколько рядов склеенной бумaги нaпяливaлись пленным нa головы.
Кaк то стрaнно и тяжело было смотреть, кaк тем из рaненых, кто сaм не мог приподнять голову, грубо приподнимaли ее и нaхлобучивaли нa нее пaкет, a следующий, тот, кто мог поднимaть голову, уже сaм приподнимaлся нa локтях и вытягивaл шею нaвстречу пaкету.
Полковник Хaрaдa проходил мимо меня. Я зaдержaл его и спросил: что они делaют с пленными? Он быстро остaновился и произвел нa своем лице двa необыкновенно быстрых движения: снaчaлa он быстро улыбнулся. Это был жест по отношению ко мне - он отвечaл нa мой вопрос. Потом этa улыбкa тaк же быстро исчезлa, и нижняя губa полковникa оттянулaсь в нaдменную гримaсу. Кивнув нa пленных и сделaв очень короткий и очень презрительный жест в их сторону, он скaзaл:
- Это нaдевaют нa них для их пользы, чтобы им было не стыдно смотреть в лицо офицерaм и солдaтaм имперaторской aрмии.
Нaверно, нaдо было скaзaть ему, что после всего происшедшего нa Хaлхин - Голе некоторым генерaлaм и офицерaм японской aрмии следовaло бы нaдеть нa голову тaкие мешки, чтобы им не было стыдно смотреть нa своих возврaщaющихся из пленa солдaт, но, кaк чaсто в тaких случaях бывaет, этa мысль пришлa мне в голову позднее, чем нужно. Хaрaдa уже отошел и отдaвaл кaкие то рaспоряжения.
Пленных японцев быстро и грубо зaпихивaли, именно зaпихивaли, в японские сaмолеты, нaших погрузили в один из нaших сaмолетов. Сaмолеты один зa другим нaчaли поднимaться в воздух, a мы остaлись нa быстро опустевшей посaдочной площaдке.
Обмен «ходячими пленными» произошел на земле.
Тaк в конце концов мы блaгополучно вернулись к месту переговоров.
К тому времени, когдa мы вернулись, церемония опросa и подсчетa былa зaконченa, и мимо нaс промaршировaли пленные.
Внaчaле прошли нaши, их было человек восемьдесят. Во глaве их шел одетый в синий тaнкистский комбинезон худой, черный, бородaтый человек с печaльными глaзaми и рукой нa перевязи. Это, кaк мне скaзaли, был мaйор - комaндир бaтaльонa нaшей бронетaнковой бригaды. Его считaли погибшим в одном из боев еще в июле. Но окaзaлось, что он в плену. Кaк стaрший по звaнию среди пленных, он вел колонну.
Нaши пленные молчa прошли мимо нaс и скрылись зa поворотом дороги, уходившей к нaшим позициям. Потом прошли японцы. Зaмыкaя их колонну, ехaли две открытые мaшины, в которых сидели рaненые глaвным обрaзом в ноги.
Дорогa. По ней, зaмыкaя колонну, едет последняя мaшинa с японскими пленными. Онa едет снaчaлa мимо мaленькой группы нaших врaчей и сестер, потом мимо группы нaших комaндиров, руководивших передaчей, потом мимо большой группы японских офицеров.
И вот нa этом последнем куске дороги, под взглядaми всех, кто стоит по сторонaм ее, в кузове последней мaшины поднимaется японец и демонстрaтивно долго приветственно мaшет нaшим врaчaм и сестрaм перевязaнной бинтом кистью. Все стоят молчa, нaши и японцы, все это видят. А он, приподнявшись в кузове, все мaшет и мaшет рукой, мaшет долго, до тех пор, покa мaшинa не скрывaется зa поворотом.
Эта сцена - машущего на прощание японца - настолько поразила Симонова, что ей он посвятил стихотворение: «Самый храбрый»

Самый храбрый - не тот, кто, безводьем измученный,
Мимо нас за водою карабкался днем,
И не тот, кто, в боях к равнодушью приученный,
Семь ночей продержался под нашим огнем.
Самый храбрый солдат - я узнал его осенью,
Когда мы возвращали их пленных домой
И за цепью барханов, за дальнею просинью
Виден был городок с гарнизонной тюрьмой.
Офицерскими долгими взглядами встреченный,
Самый храбрый солдат - здесь нашелся такой,
Что печально махнул нам в бою искалеченной,
Нашим лекарем вылеченною рукой.

Передаваемые японцами советские военнопленные.

Крайним в ряду советских военнопленных стоит летчик Дмитрий Гусаров.

В ходе боевого вылета 24 мая 1939 года, пилотируя самолёт И-15 бис, летчик Гусаров отстал от группы. Он попытался восстановить ориентировку в воздухе, но не смог (что не удивительно, ибо на приемке зачётов по штурманской подготовке он получил за это двойку). Руководство советских ВВС предполагало, что в степных условиях такая беда может происходить, издало приказ номер 008, согласно которому летчик, потеряв ориентировку, должен был лечь на курс 270 и лететь до израсходования топлива. Но летчик Гусаров не вспомнил и этого приказа, так как за знание распорядительных документов получил двойку тоже

Он окончательно заблудился, и, после израсходования топлива, сел в степи, где его обнаружила японская конница. Отбиться от разъезда с помощью ТТ с одной обоймой бравый авиатор не смог, сжечь самолёт тоже. Гусаров попал в плен, а японцы разжились совершенно исправным самолётом, который до 1943 использовали как разведчик.

Комиссией по опросу пленных предложено предать суду «за сдачу боевого самолета в руки врага, за измену Родине ». Решением корпусного комиссара Бирюкова исправлено на «предать суду за нарушение военной присяги». Арестован 26 октября, предъявлено обвинение по ст. 193-22 УК РСФСР. 10 ноября 1939 г. Военным Трибуналом ЗабВО обвинение переквалифицировано на ст. 193-17а, признан виновным, по ст. 193-22 оправдан. Таким образом, трибунал признал Гусарова виновным не в сдаче в плен, но в нарушении правил летной службы и «бездействии власти», выразившимся в непринятии мер к уничтожению самолета после посадки. Приговорен к семи годам ИТЛ с лишением военного звания «лейтенант», без конфискации имущества и поражения в правах.

В 1942 году Гусарова освободили и он воевал под Сталинградом в пехоте. В 1943 после ранения вновь возвращается в авиацию - пилотирует самолёт связи.

Летчик выказывал "отличные навыки в ориентировании на местности" и в "чётком следовании требованиям наставлений и правил".

Летал до 1945 года, долетел до Берлина, получив по дороге три боевых ордена. (спасибо)

Судьбу японских военнопленных, переданных на Родину установить довольно сложно, за неимением источников. Согласно книге Э. Кукса, все они были приговорены к заключению в военной тюрьме, за исключением двух летчиков, которых вынудили совершить самоубийство, т.к. по сообщениям пропаганды они числились геройски павшими в бою.

Пленный японский летчик. Предположительно был вынужден покончить с собой.
В отношении советских военнопленных вернувшихся из японского плена было произведено расследование. Детали его довольно интересны, так как по сути это был первый случай подобного разбирательства в РККА — до Халхин-гола случаи попадания в плен советских военных были единичными. При этом на Халхин-голе имели место практически все вариации возможных ситуаций попадания в плен: групповое и одиночное, добровольное, в беспомощном состоянии, с оказанием сопротивления и случайное.

Еще в ходе боевых действий японской разведкой были завербованы рядовые Бондаренко, Хутаков и Пехтышев, согласившиеся вести шпионскую деятельность в тылу РККА и заброшенные туда с разведывательным заданием. Они были выявлены сотрудниками Особых отделов, арестованы, осуждены и приговорены к смертной казни. В отношении Бондаренко и Хутакова приговор был приведен в исполнение, Пехтышеву, который совершил явку с повинной смертная казнь была заменена на 6 лет ИТЛ.

Что интересно, Бондаренко в ходе допроса «заложил» своего начальника штаба полка майора Садчикова, которого японцы назвали в качестве своего агента. Следствием было установлено, что Садчиков во время боевых действий:

утерял проект схемы радиосвязи в полку, составленной начальником связи полка, но еще не утвержденный начальником штаба полка Военный Трибунал признал виновным САДЧИКОВА в утере схемы радиосвязи в полку и приговорил его по ст. 193-17 к 2 годам лишения свободы условно.
Обвинение в измене Родине Садчикова в ходе следствия не подтвердилось.

Решать дальнейшую судьбу военнопленных должны были политические органы РККА и военный трибунал.

Для этой цели была сформирована специальная комиссия, отбор туда производил начальник Политуправления РККА Л. Мехлис. В состав комиссии вошли военный комиссар ВВС 1-й Армейской группы полковой комиссар В.К. Цебенко, начальник Особого Отдела 1-й армейской группы капитан госбезопасности А.А. Панин и начальник Особого Отдела Заб-ВО майор госбезопасности И.Е. Клименко.

Советский летчик в японском плену
16 октября 1939 года бывшие военнопленные написали объяснительные записки, касательно своего пребывания в плену (далее два примера).

Богачев Борис Антонович
РГВА ф.32113 оп.1 д.662 л.14. Машинопись.
Как взяли в плен, то заковали по рукам и по ногам цепями, дней 8 держали в тюрьме, где спали, там и оправлялись, на допросах обходились ласково, давали угощение, а после допросов издевались, заставляли кланяться. Неправильно поклонишься, то за это били, при
каждом движении твоем наровят ударить, например меня заставляли убивать мух специально сделанной дощечкой, я плохо бил мух, а за это меня бил каждый день жандарм.
БОГАЧЕВ БОРИС АНТОНОВИЧ, в/ч 5987
---------------------------------------------------------------
Гриненко Федор Филиппович
РГВА ф.32113 оп.1 д.662 л.15. Машинопись.
Меня ранило, я упал и меня накрыли японцы, скрутили руки назад и потащили волоком за веревку. Дорогой я зацепился головой за куст, они дергали веревкой, точно бревно тащили. Притащили к машине, привязали к ней и стали издеваться. Избили до потери сознания. Потом подвели ко мне раненого японца, а он вырезал мне на левой ладони знак. Просил у них пить, а они бросали в лицо песок. В тылу допрашивали, но я ничего не сказал, тогда они схватили меня и бросили в прогоревший костер, меня очень жгло, но они еще накрыли каким-то тяжелым брезентом, я задыхался и не думал быть живым. На допросах били так,
что искры сыпались из глаз.
ГРИНЕНКО Ф.Ф. в/ч 9114
-----------------------------------------------------------------------------------------
После чего члены комиссии провели с ними индивидуальные беседы, выясняя обстоятельства пленения, нахождения в японском плену и информацию о своих собратьях по несчастью.

Результатом работы комиссии стал следующий документ:

Полный вариант документов в конце поста.

По итогу работы комиссии были сделаны следующие выводы: были рассмотрены дела 77 человек (из 87 переданных японцами военнопленных 10 были бойцами МНР). Комиссия предложила передать в Военный трибунал дела 43 человек, уволить из РККА 2 человека, перевести во внутренний военный округ 3 человек, 29 человек вернуть в свои части. Утверждавший доклад военный комиссар Фронтовой Группы корпусной комиссар Н.И. Бирюков внес собственные правки, сократив количество отправленных под трибунал военнослужащих на 5 человек, из которых трое должны были вернуться в свои части, двое — уволены из рядов ВС. Так, например, не были отправлены под трибунал отставший от своей части Мигунов А.П., и захваченный на поле боя санитар Каракулов Д.И.

Решение Бирюкова осталось в силе и в Военный трибунал Забайкальского ВО было передано 38 дел.

В соответствии с действовавшим законодательством к военнослужащему, попавшему в плен, могли быть применены две статьи – Статья 58 часть 1 (измена родине) и Статья 193 часть 22 (сдача в плен в боевой обстановке). Изначально из 38 человек «политическую» 58-ю статью вменяли 12 подсудимым, но в ходе рассмотрения дел 8 обвинений были переквалифицированы в «военную» 193-ю статью — трибунал, в отличии от политорганов не обнаружил состава политического преступления в этих делах.

В результате расследования из 38 человек пятеро были оправданы трибуналом. Так, например, младший комвзвод Сорочинский Александр Романович, командир расчета крупнокалиберного пулемета. В районе боевых действий находился с 28 июня. 3 июля, разыскивая свою часть на машине с пулеметом, оказался на территории, занятой неприятелем. В темноте машина застряла в окопе, расчет разбежался. Был окружен отрядом баргутской кавалерии и взят в плен. По данным, собранным в ходе следствия «по показанию красноармейцев Сорочинский в плену держался хорошо». 1 ноября 1939 г. Военным Трибуналом ЗабВО предъявлено обвинение по ст. 193-22 УК РСФСР, обвинялся, в частности в «сдаче противнику пулемета в полной исправности». Оправдан как «не сдавшийся, а взятый в плен» и освобожден в тот же день.

Из оставшихся 33 человек, 4 были приговорены к расстрелу, 29 — к заключению в ИТЛ сроком на 5-10 лет.

К смертной казни трибунал приговорил красноармейца Кайбалеева Б.

«Кайбалеев в качестве дозорного следовал вперед по направлению расположения неприятеля, сзади его шло отделение разведки: увидев на большом расстоянии незначительное число неприятельских солдат, Кайбалеев не только не открыл по ним огонь из имеющейся у него винтовки с 90 патронами и двух гранат, но даже не дал для сзади его движущегося отделения сигнального выстрела, а встал на месте и стал дожидаться приближения неприятельских солдат, которым и сдался в плен с упомянутым оружием без всякого сопротивления. В результате погиб политрук Комаристов».

Тиунова К.Д.

Был уличен в самостреле, добровольно сдался в плен, систематически в присутствии жандармов, японских офицеров и пленных клеветал на Советский союз, на вождя народов, на колхозы, всячески пытался доказать, что он добровольно сдался, что он ни одного выстрела в неприятеля не произвел. Хвалил жизнь в Маньчжурии. Выслуживался у японцев, получал от них подарки сигары, шелковую рубашку. Неоднократно фотографировался

Дроб Х.Г.

очень часто вызывался на допросы, всячески старался угождать японцам, изучал японский язык и пользуясь особым к себе отношением, принимал участие в пьянках в большой группе офицеров и жандармов, высказывал намерение остаться в Маньчжурии

Бакшеев Т.С.

высказывал радость что попал к японцам, в присутствии военнопленных и жандармов восхвалял условия жизни японских солдат, возводил клевету на условия жизни в Красной Армии, вел среди военнопленных антисоветскую агитацию. Всячески выслуживался у японцев. Находился на особом положении: «в Харбине, Бакшеева переодевали в гражданское платье и возили к белогвардейцам, где его угощали, возили по ресторанам и магазинам
Переданных в 1940 году Казакова и Еретина суд также приговорил к высшей мере наказания.

Из осужденных к высшей мере наказания есть документальное подтверждение расстрела двух военнослужащих (Хутаков и Бондаренко), косвенно можно подтвердить расстрел лейтенанта Еретина, исключенного в 1940 году из РККА «ввиду смерти». Документальных подтверждений расстрела остальных пятерых – Николая Казакова, Хаима Дроб, Батыра Кайбалеева, Тимофея Бакшеева и Кузьмы Тиунова не имеется. Из числа бывших военнопленных, приговоренных к смерти, по крайней мере один человек – Хаим Дроб мог избежать расстрела. Летом 1941 года человек с точно такими же именем, фамилией и отчеством, того же года рождения и уроженец той же местности был призван Сталинодарским военкоматом Днепропетровской области.

Ну и напоследок, о самом знаменитом пленном Халхин-гола:

https://feldgrau.info

Ян Кёнджон, родился 3 марта 1920 года в районе Синыйджу, находящемся на северо-западе Кореи, в то время бывшей японской колонией.
В 1938 году в 18-летнем возрасте был призван из Маньчжурии в Квантунскую армию японской императорской армии. Во время боёв на реке Халхин-Гол попал в плен к частям Красной Армии и изъявил желание остаться в Советском союзе. Был призван на службу в РККА.
В 1943 году на Украине во время Третьей битвы за Харьков был захвачен в плен частями вермахта и направлен во Францию в составе восточного батальона. В июне 1944 года после высадки союзных войск в Нормандии Ян Кёнджон был захвачен в плен американскими десантниками. По сведениям лейтенанта Роберта Брюэра, после высадки на пляже Юта их полк захватил в общей сложности четверых военнопленных азиатской внешности в немецкой униформе, но поначалу никто не смог их допросить. Яна Кёнджона приняли за японца в немецкой униформе и направили в лагерь военнопленных в Великобританию, откуда он был освобождён после окончания войны в мае 1945 года. В 1947 году он иммигрировал в США.

Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_002.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_003.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_004.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_005.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_006.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_007.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_008.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_009.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_010.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_011.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_012.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_013.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_014.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_015.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_016.jpg
Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен - i_017.jpg

Источник



Posts from This Journal by “Халхин-Гол” Tag



  • 1

.....

(Anonymous)
Тогда хоть пометьте как "недостоверно". Просто корейцев в ЯИА призывать начали аж в 42-м. И тем более никто в РККА не стал бы призывать вчерашнего пленного (непонятно почему не обмененного, кстати), предельно мутного - японскую разведку у нас к тому времени адекватно оценивать научились.

  • 1