?

Log in

No account? Create an account

ОРИЕНТАЛИСТ

Востоковед в штатском

Previous Entry Share Flag Next Entry
Возникновение и первые этапы развития Квантунской армии
Ориенталист
orientalist_v

Тема Второй мировой войны в наши дни актуальна. Память не должна ослабевать с годами. В том числе агрессия в отношении советских дальневосточных границ со стороны японского руководства времён империи, является предметом серьёзных исследований ряда отечественных и зарубежных историков.

В годы проведения империалистической политики Япония содержала огромную армию. Квантунская армия являлась главной ударной силой, нацеленной на север. Руководящие посты на оккупированной территории северо-восточного Китая (1931-1945 гг.) были отданы тем лицам, деятельностью которых руководил штаб Квантунской армии. Вплоть до 1945 г. представители командования вооруженных сил занимали руководящие посты в государстве, что давало им возможность воспитывать общество в духе милитаризма и формировать общественное мнение страны.

История создания Квантунской армии тесным образом связана с историей Квантунского полуострова, от названия которого, армия и получила своё наименование. В 1898 г., согласно подписанной «Конвенции между Россией и Китаем о Ляодунском полуострове» [1], Kвантунский полуостров был арендован у Китая Россией. Россия построила на его восточном рубеже Порт-Артур и торговый порт Дальний, также была построена часть Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД) до Порт-Артура и Дальнего. После поражения России в войне с Японией (1904-1905 гг.), арендные права на полуостров перешли к Японии по заключенному в Портсмуте мирному договору [2]. Также, согласно договору, Япония приобрела право собственности на Южно-Маньчжурскую железную дорогу. Для управления новоприобретённой территорией Японией было учреждено Квантунское губернаторство, губернатор области, в свою очередь, подчинялся премьер-министру и министру армии. Таким образом, в результате войны, Япония добилась ряда привилегий в Маньчжурии, в том числе и право, держать войска в прилегающих районах к ЮМЖД [3, c. 7].


Для защиты своих интересов в районе ЮМЖД, Япония размещает в Квантунской области «Квантунский гарнизон». Данная группировка сил служила опорой для укрепления влияния Японии в Китае. После оккупации Маньчжурии в 1931 г. Япония срочно реорганизовала находившиеся на этой территории свои войска, которые были развернуты в крупную сухопутную группировку и получили название «Квантунская армия». Основные звенья военно-административного и хозяйственного аппарата управления Квантунской областью были сформированы из представителей высшего командования Квантунской армии, Квантунского генерал-губернатора и японского консульства. На начальном этапе своего существования армия была задействована, главным образом, в охране железнодорожных путей. Руководство Квантунской армии опасалось, что СССР попытается взять реванш за поражение в Русско-японской войне и вытеснить японцев из Южной Маньчжурии.


Вопрос об овладении Маньчжурией был поставлен в конце июня-начале июля 1927 г. на проходившей в Токио «Восточной конференции». В конференции принимал участие премьер-министр Японии Гиити Танака и специалисты по вопросам японской политики в Китае. Среди них: генерал-губернатор Квантунской области Кодама Хидзо, командующий Квантунской армией Муто Нобуёси и др. [4, с. 24].

Именно конференция и предопределила неизбежность «Маньчжурского инцидента». На конференции было выработано основное решение о разрешении проблемы вооружённым путём. При этом выдвигалась идея создания на территории Маньчжурии марионеточного государства.

В 1929 г. штабом Квантунской армии было созвано совещание, на котором рассматривался «План захвата Квантунской армией Маньчжурии». Планом, в частности, предусматривались конкретные меры по захвату, управлению и экономической эксплуатации Маньчжурии. Он был одобрен генеральным штабом армии и на его основе военное руководство Японии готовили мобилизационный план отправки частей и соединений в распоряжение командующего Квантунской армии.


Таким образом, боевая история Квантунской армии началась с «Маньчжурского инцидента» 1931 г. К моменту возникновения инцидента армия под командованием генерал-лейтенанта Хондзё Сигэру и начальника штаба генерал-майора Миякэ Мицухара, имела в своём составе части пехотной дивизии, укомплектованной по штатам мирного времени, и отдельный охранный отряд, насчитывавшие вместе около 10 тыс. солдат. Командующему Квантунской армией Хонздё Сигэру вменялась в обязанность оборона Квантунской области и охрана ЮМЖД. Кроме того, она должна была охранять жизнь и имущество примерно 1 млн. японских резидентов, проживавших в то время в Маньчжурии. В соответствии с разработанным планом, Квантунская армия в случае возникновения чрезвычайной обстановки должна была внезапно перейти в наступление против армии Китая и занять полосу вдоль ЮМЖД к югу от Чанчуня [3, с. 24].

Сигэру Хондзё – высококвалифицированный военный: в 1897 г. окончил Военную академию Императорской армии и поступил в Высшую военную академию, которую окончил в 1902 г.; участвовал в Русско-японской войне, после которой служил в штабе Императорской армии и преподавал в Высшей военной академии. Во время его командования Квантунской армией произошел «Маньчжурский инцидент» и началась японская интервенция в Маньчжурию – была проведена «Маньчжурская операция», после проведения, которой командующий стал национальным героем Японии и пошел на повышение. 8 августа 1932 г. Сигэру Хондзё был отозван в Японию, где ему присвоили звание генерала, титул барона и назначили членом Верховного военного совета, а затем он стал главным адъютантом императора Японии [5].

Военная медаль за участие в Маньчжурском инциденте

Японские офицеры всегда рассматривали службу в Квантунской армии как престижную, сулившую неплохое жалованье и возможность быстрого продвижения по службе, примером чему и может служить быстрое продвижение по службе Сигэру Хондзё.

Однако далее судьба командующего Квантунской армией сложилась трагично. С 1939 по 1945 гг. он возглавлял Службу военных госпиталей, в мае 1945 г. Хондзё назначили членом Тайного совета. После окончания войны он был арестован американскими военными, но сумел покончить жизнь самоубийством [5].

На посту командующего Квантунской армией генерал-лейтенанта Сигэру Хондзё сменил фельдмаршал Муто Нобуёси, который в 1933 г. осуществлял общее руководство операцией «Нэкка».

Можно сделать вывод, что Квантунская армия как главная сила для осуществления агрессии против Китая, была сформирована на базе Квантунского гарнизона в 1931 г. И именно Квантунская армия обеспечила появление на территории Северо-Западного Китая государства Маньчжоу-го, существенным образом изменив политическую карту Восточной и Центральной Азии.

Как отмечает японский офицер Хаттори Такусиро, в своей монографии «Япония в войне»: «Маньчжурский инцидент возник по инициативе Квантунской армии, которая перешла в наступление против китайской армии Чжан Сюэ-ляна. Ночью 18 сентября 1931 г. произошёл взрыв на ЮМЖД, который и привёл к вооружённому столкновению» [3, c. 8]. Следует заметить, что в силу враждебных отношений, существовавших между японцами и китайцами, вооруженное столкновение между ними могло произойти под любым предлогом. То, что выдаётся за инцидент, в действительности являлось открытой военной агрессией Японии, вытекавшей из её политики насильственного передела мира. Инцидент закончился захватом Маньчжурии, превращением её в плацдарм для возможного нападения на СССР.



«Для того чтобы завоевать мир, Япония должна сначала завоевать Маньчжурию, а затем и весь Китай» [6. c. 5], – именно так звучала одна из целей Японии, обозначенная в меморандуме генералом Г. Танака. Этот документ был представлен японскому императору Хирохито 25 июля 1927 г.

В начале 30-х гг. ХХ века Япония переживала экономический кризис, и выход из него страна Восходящего Солнца видела в войне. Завладев большей частью Маньчжурии, 18 февраля 1932 г., японские оккупанты провозгласили её «независимость» от Китая. Через несколько дней японцами было создано марионеточное государство Маньчжоу-го во главе с императором Пу И.


В качестве подготовительного мероприятия для признания Маньчжоу-го было решено учредить в Маньчжурии новую должность японского посла, который координировал бы деятельность всех находящихся там японских учреждений. Кроме того, на него возлагались функции командующего Квантунской армией и начальника Квантунской области. В августе командующий Квантунской армией генерал Муто Нобуёси был назначен послом Японии в Маньчжурии и начальником Квантунской области, а заместитель военного министра Коисо – начальником штаба этой армии и одновременно начальником Особого отдела. Этот отдел, по существу, был высшим органом, осуществлявшим контроль над экономикой Маньчжурии. 15 сентября был подписан японо-маньчжурский протокол, и таким образом государство Маньчжоу-го было признано Японией. Основная часть договора гласила: «…1. Маньчжоу-го признаёт, что на его территории все права и выгоды Японии должны признаваться и соблюдаться; 2. …и даёт разрешение на размещение союзных войск японской армии на территории Маньчжурии в целях обеспечения обороны и защиты страны» [6, c. 17]. Император Пу И в своих воспоминаниях пишет, что «…с начала 1933 года Япония начала ещё более открыто увеличивать свою армию и расширять подготовку к войне. Особенно усиливались приготовления к захвату всей территории Китая, и укреплению тыла» [7, c. 19].

Уже на 6-й день после вторжения японских войск в Маньчжурию, в Мукдене был создан «местный комитет по охране мира». Данная организация действовала как орган 4-го отдела штаба Квантунской армии. В других районах провинции создавались комитеты самоуправления, которые получали инструкции от правительства Мукденской провинции. 29 февраля 1932 г. по указанию 4-го отдела штаба Квантунской армии в Мукдене собрался «Всеманьчжурский объединенный съезд» по вопросам создания государства. На съезде и было принято решение о создании на территории Маньчжурии «государства» Маньчжоу-го и назначении Пу И верховным правителем. По предложению командующего Квантунской армией генерала Хондзё Сигэру на съезде было принято заявление, в котором говорилось, что государственным флагом Маньчжоу-го будет избран штандарт Цинской империи [4, c. 35].


В 1932 г. Япония формально отказалась от Квантунской области в пользу Маньчжоу-го, однако продолжала управлять ей по-прежнему. Оккупация Маньчжурии рассматривалась Японией не только как этап в завоевании Китая, но также как средство обеспечения плацдарма для наступательных операций против Советского Союза, что было подтверждено на Токийском судебном процессе 22 ноября 1948 г. [8, c. 94]. Пу И на судебном заседании заявил: «Все эти права и вся эта власть, существовала лишь на бумаге. Фактически император не имел никаких прав и никакой власти. В действительности Маньчжоу-го управлялось Квантунской армией» [7, c. 58].


Таким образом, на основании вышеизложенного, следует сделать вывод, что «Маньчжурский инцидент» и последующий захват Маньчжурии в 1931 г., способствовал быстрому развёртыванию военных баз для овладения Квантунской армией территорий Китая и для нападения на СССР с целью захвата Советского Дальнего Востока и других территорий. На протяжении 1930-х гг. Квантунская армия превратилась в самую сильную группировку японской Императорской армии. Когда в 1937 г. началась широкомасштабная Японо-китайская война, части Квантунской армии уже находились в состоянии боевых действий на протяжении 6-и лет, что превратило армию в самую престижную часть Императорской армии. Под командованием Хидэки Тодзио, численность Квантунской армии к 1938 г. была доведена до 200 тыс., а к 1940 г. до 300 тыс. человек. Также, следует отметить, что реформа управления Маньчжурией фактически узаконивала бесконтрольное хозяйничанье японских военных на территории Северо-Восточного Китая. Каждое решение правительства Пу И подготавливалось штабом Квантунской армии, где составлялись законопроекты, договоры с иностранными государствами и речи для императора Пу И. Именно создание марионеточного государства Маньчжоу-го, при военной поддержке Квантунской армии, позволило японским правящим кругам приступить к подготовке военных действий против соседей.

Список литературы:

Конвенция между Россией и Китаем о Ляодунском полуострове // Сборник договоров между Россией и другими государствами. 1956-1917. – М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952. – С. 309-312.
Мирный договор между Россией и Японией // Сборник договоров между Россией и другими государствами. 1956-1917. – М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952. – С. 337-344.
Хаттори Такусиро. Япония в войне. 1941 – 1945. / Такусиро Хаттори. – СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2000. – 880 с.
Захарова Г. Ф. Политика Японии в Маньчжурии. 1932 – 1945. / Г. Ф. Захарова. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. – 262 с.
Полонский И. Квантунская армия. 70 лет капитуляции / И. Полонский // Военное обозрение. – 2015. – 25 августа.
Панкратова А. М. Дальний Восток – очаг войны // Японский милитаризм на марше // Накануне 1931 – 1939. Как мир был ввергнут в войну: Краткая история в документах, воспоминаниях и комментариях / Сост. Н. Н. Яковлев, О. Л. Степанова, Е. Б. Салынская. – М.: Политиздат, 1991. – С. 5-12.
Пу И. Первая половина моей жизни: Воспоминания Пу И – последнего императора Китая / Пер. с кит. И. Л. Макарова, Н. А. Спешнев, Цзян Ши-Лун. – М.: Прогресс, 1968. – 436 с.
Документы. Токио: суд народов. 1946-1948 // Милитаристы на скамье подсудимых: По материалам Токийского и Хабаровского процессов / М. Ю. Рагинский. – М.: Юрид. лит., 1985. – С. 90-158.



Posts from This Journal by “Интервенция в Маньчжурию” Tag



  • 1
забористый "табачок"! настоящая посконная махорка.
хотя, посмотрев список литературы - ничего удивительного

Ну, не знаю... Не считая упоминания неоднозначного "меморандума Танака", все логично и соответствует общему ходу вещей...

Поскольку автор считает себя востоковедом, позволю оставить ряд замечаний. Как человек, уже 6 лет работающий с архивными японскими документами и мемуарами бывших офицеров и генералов императорской армии, хочу отметить, что за все годы существования численность личного состава, ВВСТ Квантунской армии и противостоявшей ей советской группировки войск на Дальнем Востоке, в Забайкалье и МНР соотносилась, по данным Разведуправления ГШ Японии, как 1:3, фактически - 1:4, а по отдельным видам вооружения - 1:16 в пользу последней. Поэтому военно-стратегическое планирование ГШ Японии предусматривало только оборонительные сценарии боевых действий против СССР: сдерживание советского наступления из районов Приморья, Приамурья и Забайкалья на первом этапе, переброска резервов из метрополии, контрнаступление и уничтожение советской группировки войск в Приморье с обязательным уничтожением аэродромов базирования Дальней авиации - на втором, переход в наступление на благовещенском и хинганском направлениях - на третьем. После чего срочно садиться за стол переговоров, добиваться демилитарзации советского Дальнего Востока и продажи Северного Сахалина, а затем выводить войска.
Изыскания советских историков и особенно А.А. Кошкина - недобросовестный перевод японских первоисточников и "Дайто сэнсо кокан сэнси". Показания японских военнослужащих и чиновников с советской стороны обвинения об агрессивном характере военно-стратегического планирования Японии против СССР - результат умелой работы с ними сотрудников органов МГБ.

Большое спасибо за Ваш комментарий. Не подскажете, что русскоязычного можно почитать на эту тему? А "востоковед" - это, местами, такая тонкая самоирония;-))))
Кстати, у меня к Вам, как к специалисту, есть вопрос по структуре командования Квантунской армии. У них там была должность 大陸鉄道司令官. Дословно, это получается "Командующий континентальной железной дороги". У него был собственный штаб (управление?). Не подскажете, какая у него была подчиненность и как эту должность грамотно перевести на русский? "Командующий железными дорогами Квантунской армии"?

  • 1