orientalist_v (orientalist_v) wrote,
orientalist_v
orientalist_v

Categories:

Возникновение и первые этапы развития Квантунской армии


Тема Второй мировой войны в наши дни актуальна. Память не должна ослабевать с годами. В том числе агрессия в отношении советских дальневосточных границ со стороны японского руководства времён империи, является предметом серьёзных исследований ряда отечественных и зарубежных историков.

В годы проведения империалистической политики Япония содержала огромную армию. Квантунская армия являлась главной ударной силой, нацеленной на север. Руководящие посты на оккупированной территории северо-восточного Китая (1931-1945 гг.) были отданы тем лицам, деятельностью которых руководил штаб Квантунской армии. Вплоть до 1945 г. представители командования вооруженных сил занимали руководящие посты в государстве, что давало им возможность воспитывать общество в духе милитаризма и формировать общественное мнение страны.

История создания Квантунской армии тесным образом связана с историей Квантунского полуострова, от названия которого, армия и получила своё наименование. В 1898 г., согласно подписанной «Конвенции между Россией и Китаем о Ляодунском полуострове» [1], Kвантунский полуостров был арендован у Китая Россией. Россия построила на его восточном рубеже Порт-Артур и торговый порт Дальний, также была построена часть Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД) до Порт-Артура и Дальнего. После поражения России в войне с Японией (1904-1905 гг.), арендные права на полуостров перешли к Японии по заключенному в Портсмуте мирному договору [2]. Также, согласно договору, Япония приобрела право собственности на Южно-Маньчжурскую железную дорогу. Для управления новоприобретённой территорией Японией было учреждено Квантунское губернаторство, губернатор области, в свою очередь, подчинялся премьер-министру и министру армии. Таким образом, в результате войны, Япония добилась ряда привилегий в Маньчжурии, в том числе и право, держать войска в прилегающих районах к ЮМЖД [3, c. 7].


Для защиты своих интересов в районе ЮМЖД, Япония размещает в Квантунской области «Квантунский гарнизон». Данная группировка сил служила опорой для укрепления влияния Японии в Китае. После оккупации Маньчжурии в 1931 г. Япония срочно реорганизовала находившиеся на этой территории свои войска, которые были развернуты в крупную сухопутную группировку и получили название «Квантунская армия». Основные звенья военно-административного и хозяйственного аппарата управления Квантунской областью были сформированы из представителей высшего командования Квантунской армии, Квантунского генерал-губернатора и японского консульства. На начальном этапе своего существования армия была задействована, главным образом, в охране железнодорожных путей. Руководство Квантунской армии опасалось, что СССР попытается взять реванш за поражение в Русско-японской войне и вытеснить японцев из Южной Маньчжурии.


Вопрос об овладении Маньчжурией был поставлен в конце июня-начале июля 1927 г. на проходившей в Токио «Восточной конференции». В конференции принимал участие премьер-министр Японии Гиити Танака и специалисты по вопросам японской политики в Китае. Среди них: генерал-губернатор Квантунской области Кодама Хидзо, командующий Квантунской армией Муто Нобуёси и др. [4, с. 24].

Именно конференция и предопределила неизбежность «Маньчжурского инцидента». На конференции было выработано основное решение о разрешении проблемы вооружённым путём. При этом выдвигалась идея создания на территории Маньчжурии марионеточного государства.

В 1929 г. штабом Квантунской армии было созвано совещание, на котором рассматривался «План захвата Квантунской армией Маньчжурии». Планом, в частности, предусматривались конкретные меры по захвату, управлению и экономической эксплуатации Маньчжурии. Он был одобрен генеральным штабом армии и на его основе военное руководство Японии готовили мобилизационный план отправки частей и соединений в распоряжение командующего Квантунской армии.


Таким образом, боевая история Квантунской армии началась с «Маньчжурского инцидента» 1931 г. К моменту возникновения инцидента армия под командованием генерал-лейтенанта Хондзё Сигэру и начальника штаба генерал-майора Миякэ Мицухара, имела в своём составе части пехотной дивизии, укомплектованной по штатам мирного времени, и отдельный охранный отряд, насчитывавшие вместе около 10 тыс. солдат. Командующему Квантунской армией Хонздё Сигэру вменялась в обязанность оборона Квантунской области и охрана ЮМЖД. Кроме того, она должна была охранять жизнь и имущество примерно 1 млн. японских резидентов, проживавших в то время в Маньчжурии. В соответствии с разработанным планом, Квантунская армия в случае возникновения чрезвычайной обстановки должна была внезапно перейти в наступление против армии Китая и занять полосу вдоль ЮМЖД к югу от Чанчуня [3, с. 24].

Сигэру Хондзё – высококвалифицированный военный: в 1897 г. окончил Военную академию Императорской армии и поступил в Высшую военную академию, которую окончил в 1902 г.; участвовал в Русско-японской войне, после которой служил в штабе Императорской армии и преподавал в Высшей военной академии. Во время его командования Квантунской армией произошел «Маньчжурский инцидент» и началась японская интервенция в Маньчжурию – была проведена «Маньчжурская операция», после проведения, которой командующий стал национальным героем Японии и пошел на повышение. 8 августа 1932 г. Сигэру Хондзё был отозван в Японию, где ему присвоили звание генерала, титул барона и назначили членом Верховного военного совета, а затем он стал главным адъютантом императора Японии [5].

Военная медаль за участие в Маньчжурском инциденте

Японские офицеры всегда рассматривали службу в Квантунской армии как престижную, сулившую неплохое жалованье и возможность быстрого продвижения по службе, примером чему и может служить быстрое продвижение по службе Сигэру Хондзё.

Однако далее судьба командующего Квантунской армией сложилась трагично. С 1939 по 1945 гг. он возглавлял Службу военных госпиталей, в мае 1945 г. Хондзё назначили членом Тайного совета. После окончания войны он был арестован американскими военными, но сумел покончить жизнь самоубийством [5].

На посту командующего Квантунской армией генерал-лейтенанта Сигэру Хондзё сменил фельдмаршал Муто Нобуёси, который в 1933 г. осуществлял общее руководство операцией «Нэкка».

Можно сделать вывод, что Квантунская армия как главная сила для осуществления агрессии против Китая, была сформирована на базе Квантунского гарнизона в 1931 г. И именно Квантунская армия обеспечила появление на территории Северо-Западного Китая государства Маньчжоу-го, существенным образом изменив политическую карту Восточной и Центральной Азии.

Как отмечает японский офицер Хаттори Такусиро, в своей монографии «Япония в войне»: «Маньчжурский инцидент возник по инициативе Квантунской армии, которая перешла в наступление против китайской армии Чжан Сюэ-ляна. Ночью 18 сентября 1931 г. произошёл взрыв на ЮМЖД, который и привёл к вооружённому столкновению» [3, c. 8]. Следует заметить, что в силу враждебных отношений, существовавших между японцами и китайцами, вооруженное столкновение между ними могло произойти под любым предлогом. То, что выдаётся за инцидент, в действительности являлось открытой военной агрессией Японии, вытекавшей из её политики насильственного передела мира. Инцидент закончился захватом Маньчжурии, превращением её в плацдарм для возможного нападения на СССР.



«Для того чтобы завоевать мир, Япония должна сначала завоевать Маньчжурию, а затем и весь Китай» [6. c. 5], – именно так звучала одна из целей Японии, обозначенная в меморандуме генералом Г. Танака. Этот документ был представлен японскому императору Хирохито 25 июля 1927 г.

В начале 30-х гг. ХХ века Япония переживала экономический кризис, и выход из него страна Восходящего Солнца видела в войне. Завладев большей частью Маньчжурии, 18 февраля 1932 г., японские оккупанты провозгласили её «независимость» от Китая. Через несколько дней японцами было создано марионеточное государство Маньчжоу-го во главе с императором Пу И.


В качестве подготовительного мероприятия для признания Маньчжоу-го было решено учредить в Маньчжурии новую должность японского посла, который координировал бы деятельность всех находящихся там японских учреждений. Кроме того, на него возлагались функции командующего Квантунской армией и начальника Квантунской области. В августе командующий Квантунской армией генерал Муто Нобуёси был назначен послом Японии в Маньчжурии и начальником Квантунской области, а заместитель военного министра Коисо – начальником штаба этой армии и одновременно начальником Особого отдела. Этот отдел, по существу, был высшим органом, осуществлявшим контроль над экономикой Маньчжурии. 15 сентября был подписан японо-маньчжурский протокол, и таким образом государство Маньчжоу-го было признано Японией. Основная часть договора гласила: «…1. Маньчжоу-го признаёт, что на его территории все права и выгоды Японии должны признаваться и соблюдаться; 2. …и даёт разрешение на размещение союзных войск японской армии на территории Маньчжурии в целях обеспечения обороны и защиты страны» [6, c. 17]. Император Пу И в своих воспоминаниях пишет, что «…с начала 1933 года Япония начала ещё более открыто увеличивать свою армию и расширять подготовку к войне. Особенно усиливались приготовления к захвату всей территории Китая, и укреплению тыла» [7, c. 19].

Уже на 6-й день после вторжения японских войск в Маньчжурию, в Мукдене был создан «местный комитет по охране мира». Данная организация действовала как орган 4-го отдела штаба Квантунской армии. В других районах провинции создавались комитеты самоуправления, которые получали инструкции от правительства Мукденской провинции. 29 февраля 1932 г. по указанию 4-го отдела штаба Квантунской армии в Мукдене собрался «Всеманьчжурский объединенный съезд» по вопросам создания государства. На съезде и было принято решение о создании на территории Маньчжурии «государства» Маньчжоу-го и назначении Пу И верховным правителем. По предложению командующего Квантунской армией генерала Хондзё Сигэру на съезде было принято заявление, в котором говорилось, что государственным флагом Маньчжоу-го будет избран штандарт Цинской империи [4, c. 35].


В 1932 г. Япония формально отказалась от Квантунской области в пользу Маньчжоу-го, однако продолжала управлять ей по-прежнему. Оккупация Маньчжурии рассматривалась Японией не только как этап в завоевании Китая, но также как средство обеспечения плацдарма для наступательных операций против Советского Союза, что было подтверждено на Токийском судебном процессе 22 ноября 1948 г. [8, c. 94]. Пу И на судебном заседании заявил: «Все эти права и вся эта власть, существовала лишь на бумаге. Фактически император не имел никаких прав и никакой власти. В действительности Маньчжоу-го управлялось Квантунской армией» [7, c. 58].


Таким образом, на основании вышеизложенного, следует сделать вывод, что «Маньчжурский инцидент» и последующий захват Маньчжурии в 1931 г., способствовал быстрому развёртыванию военных баз для овладения Квантунской армией территорий Китая и для нападения на СССР с целью захвата Советского Дальнего Востока и других территорий. На протяжении 1930-х гг. Квантунская армия превратилась в самую сильную группировку японской Императорской армии. Когда в 1937 г. началась широкомасштабная Японо-китайская война, части Квантунской армии уже находились в состоянии боевых действий на протяжении 6-и лет, что превратило армию в самую престижную часть Императорской армии. Под командованием Хидэки Тодзио, численность Квантунской армии к 1938 г. была доведена до 200 тыс., а к 1940 г. до 300 тыс. человек. Также, следует отметить, что реформа управления Маньчжурией фактически узаконивала бесконтрольное хозяйничанье японских военных на территории Северо-Восточного Китая. Каждое решение правительства Пу И подготавливалось штабом Квантунской армии, где составлялись законопроекты, договоры с иностранными государствами и речи для императора Пу И. Именно создание марионеточного государства Маньчжоу-го, при военной поддержке Квантунской армии, позволило японским правящим кругам приступить к подготовке военных действий против соседей.

Список литературы:

Конвенция между Россией и Китаем о Ляодунском полуострове // Сборник договоров между Россией и другими государствами. 1956-1917. – М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952. – С. 309-312.
Мирный договор между Россией и Японией // Сборник договоров между Россией и другими государствами. 1956-1917. – М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952. – С. 337-344.
Хаттори Такусиро. Япония в войне. 1941 – 1945. / Такусиро Хаттори. – СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2000. – 880 с.
Захарова Г. Ф. Политика Японии в Маньчжурии. 1932 – 1945. / Г. Ф. Захарова. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. – 262 с.
Полонский И. Квантунская армия. 70 лет капитуляции / И. Полонский // Военное обозрение. – 2015. – 25 августа.
Панкратова А. М. Дальний Восток – очаг войны // Японский милитаризм на марше // Накануне 1931 – 1939. Как мир был ввергнут в войну: Краткая история в документах, воспоминаниях и комментариях / Сост. Н. Н. Яковлев, О. Л. Степанова, Е. Б. Салынская. – М.: Политиздат, 1991. – С. 5-12.
Пу И. Первая половина моей жизни: Воспоминания Пу И – последнего императора Китая / Пер. с кит. И. Л. Макарова, Н. А. Спешнев, Цзян Ши-Лун. – М.: Прогресс, 1968. – 436 с.
Документы. Токио: суд народов. 1946-1948 // Милитаристы на скамье подсудимых: По материалам Токийского и Хабаровского процессов / М. Ю. Рагинский. – М.: Юрид. лит., 1985. – С. 90-158.


Tags: Интервенция в Маньчжурию, Китай, Китайская республика, Маньчжоу-го, Япония, Японо-китайская война
Subscribe

Posts from This Journal “Интервенция в Маньчжурию” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments