orientalist_v (orientalist_v) wrote,
orientalist_v
orientalist_v

Category:

Камикадзе: сила воды(часть 2)

Япония планировала нарастить применение этого оружия, но капитуляция поставила в истории «Кайтен» жирную точку. Так или иначе, сомнительно, чтобы человеко-торпеды стали серьезной проблемой. К тому же, индустриальные возможности империи были уже далеко не те, что в 1944 году – напалмовые бомбардировки выжигали один город за другим, что начисто разбивало все производственные цепочки. Например, японцы построили 1600 корпусов «Кайтен-II», но для них не было двигателей.

12
Знаменитая I-58 капитана Хасимото

Хуже всего приходилось водителям, которые не смогли поразить свои цели и остались живы. Люк торпеды открывался только снаружи, а кислорода хватало лишь на час. В итоге эти люди медленно умирали от удушья, полностью погруженные в размышления о том, что их жертва была абсолютно напрасной. Позднее об этом, видимо, кто-то задумался, и водителям начали давать яд, а также предусмотрели возможность самоподрыва. В итоге было использовано 88 «Кайтен», из которых цель поразили лишь 8. При этом с американской стороны не было потоплено ничего крупнее танкера или эсминца, а японцы потеряли 8 подводных лодок с 600 членами экипажа на борту.

Еще одним видом оружия смертников являлись взрывающиеся катера. Небольшие, верткие и быстроходные, они несли бомбу с зарядом в 200 кг, с которой водитель катера должен был прорваться вплотную ко вражескому кораблю. После этого следовало сбросить устройство и как можно быстрее покинуть место взрыва – задержка составляла всего лишь 4 секунды. Шансы на выживание были чрезвычайно малы, и в большинстве случаев водители предпочитали идти на таран, игнорируя призрачную возможность остаться в живых.

Боевое крещение взрывающиеся катера «Синье» («Сотрясающий море») и «Мару-ни» («грузовой катер») получили на Филиппинах. Флот планировал развернуть там 300 «Синье», а армия – 800 «Мару-ни». В эти планы вмешалась реальность, на этот раз избравшая своим гнусным орудием американский флот и особенно – палубную авиацию. Еще по пути на Филиппины коварные янки отправили на дно несколько транспортов с катерами. Особенно печальным для японцев был тот факт, что в одном из кораблей находилась значительная часть специального оборудования, что потом еще не раз аукнулось при попытке использования «Синье» и «Мару-ни».

13
Взрывающийся катер «Синье»

Американцы знали о новом оружии из перехваченных радиограмм и целенаправленно пытались его уничтожить. Надежно укрытые и замаскированные, катера были в безопасности, но при попытках устроить тренировку для водителей прилетала палубная авиация. Помимо этого, около десятка катеров было потеряно после очередного тайфуна.

На взрывающиеся катера рассчитывали, как на очередное чудо-оружие. И, как и полагается любому уважающему себя чудо-оружию, они славились ненадежностью и склонностью к поломкам. 23 декабря 1944 года произошел примечательный случай. При запуске мотора одного из катеров тот неожиданно воспламенился. Огонь практически сразу же перекинулся на стоящие бок о бок машины. Не прошло и минуты, как те стали весело взрываться одна за другой – срабатывали боевые заряды. Дело закончилось полным уничтожением дивизиона №9 вместе со всеми экипажами, занимавшимися отчаянными, но бестолковыми попытками спасти свои плавсредства.

Время взрывающихся катеров настало 9 января 1945 года, когда американцы начали высадку на остров Лусон. На следующую же ночь около 90 «Мару-ни», приглушив моторы, подкрались к неприятельской якорной стоянке. Помимо водителей, на них находилось множество членов команд обслуживания. Каждый из них хотел лишь одного – красиво погибнуть.

14
Взрывающийся катер «Мару-ни»

Такими, впрочем, были не все. Атака началась с того, что четыре катера атаковали десантное судно LST-925. Промчавшись вдоль борта, они сбросили бомбы и благополучно вернулись на базу. Но куда большее количество катеров просто шло на таран. Все началось в 3 ночи, а основной пик атак пришелся на период между 4 и 5 часами. Американцам в ночи мерещились то боевые пловцы, то сверхмалые подлодки. Все это вылилось в хаотичное маневрирование, закончившееся посадкой на мель транспорта и двух десантных судов. Катера тем временем носились туда-сюда, лишь усиливая беспорядок. Выброшенные в воду японцы отказывались от спасения, вместо этого выкрикивая что-то про своего императора и злобно швыряясь гранатами. Янки быстро поняли, что сдаваться никто не намерен, и решили проблему, просто прекратив попытки брать кого бы то ни было в плен.

Результаты атаки оказались, как всегда, неутешительными для японцев. Они потопили лишь 3 десантные баржи и столько же повредили. Помимо этого, серьезные повреждения получил один транспорт, а еще семь транспортов и эсминец отделались царапинами на краске. За это японцы расплатились половиной участвовавших в операции катеров. Впрочем, американцы сочли эту проблему стоящей внимания и перебросили на защиту десанта несколько флотилий торпедных катеров. Также они начали активный поиск и уничтожения баз взрывающихся катеров, что имело еще более страшные последствия для японцев.

На Филиппинах были предприняты еще несколько ночных атак, общей численностью в 70 катеров. Им удалось потопить лишь катер-охотник и 3 десантных баржи. Правда, в темноте и неразберихе американцы потопили 2 собственных катера. Это было слабым утешением, ведь из участвовавших в атаках «Синье» вернулись на базу лишь единицы.

15
Американский катер-охотник

Это не остановило японских штабистов, которые планировали применить взрывающиеся катера на Иводзиме, которая представляла собой островок настолько небольших размеров, что все приготовленные катера были сметены ураганным огнем американской артиллерии.

Окинава была значительно крупнее, и там удалось сосредоточить 800 «Синье» и «Мару-ни». 26 марта американцы в целях создания передовой базы высадили десант на острова Керама, находящиеся близ Окинавы. На этих мелких островках было размещено около 350 катеров, но японцы пропустили высадку, так как водители этого дивизиона были заняты на учениях на той стороне Окинавы. В море смогли выйти лишь 10 «Мару-ни», которые были уничтожены огнем, прежде чем смогли приблизиться к десантным баржам. Прикованные к берегу плавсредства были большей частью взорваны японцами, что носило сугубо декоративный характер – сомнительно, чтобы американцам когда-нибудь пришло бы в голову использовать подобное оружие.

Еще американцы захватили карты, где были отмечены места дислоцирования катеров на Окинаве, а также документы, раскрывающие тактику их применения. Впрочем, небрежность в подобных вопросах не была для японцев чем-то экстраординарным – янки постоянно захватывали столько бумаг с ценными сведениями, что поначалу полагали это за обман и военную хитрость.

В конце марта флот США наносил сильнейшие воздушные и артиллерийские удары по Окинаве, не забывая и стоянки катеров. 1 апреля началась высадка, которой японцы смогли противопоставить лишь 50 «Мару-ни». Будучи полностью уничтоженными, они смогли тяжело повредить десантный корабль LSM-12, который, черпая воду, был вынужден выброситься на берег. Кроме того, с 1 по 4 апреля проводились атаки катеров «Синье», коих к моменту высадки осталось всего лишь 14 штук. Их успехи ограничились потопленной десантной баржей.

16
Корабль класса LSM, однотипный с тяжело поврежденным взрывающимися катерами LSM-12. За годы войны было построено более 500 таких судов

Атаки «Мару-ни» продолжались в течение всего апреля. Их самым крупным успехом стало повреждение эсминца «Чарльз Дж. Бедгер», который ремонтировался до конца войны. Впрочем, эта победа была достигнута не таранным ударом – водитель катера всего лишь ловко сбросил бомбу и был таков. Другой катер умудрился поразить тараном сразу две цели – транспортное судно «Старр» и десантный корабль LSM-89. Оба получили легкие повреждения.

Катера продолжали гибнуть пачками, но им удалось лишь временно вывести из строя еще один эсминец, тяжело повредить тральщик и утопить десантную баржу. 3 мая была проведена последняя массированная атака «Мару-ни», где был поврежден транспорт «Карина», за что японцам пришлось заплатить 15 катерами. Последнюю жатву очередное «чудо-оружие» собрало уже после войны, когда пожар на одной из японских баз вызвал детонацию боеголовок на стоящих в ряд катерах «Синье», отчего погибло 111 человек. Резюмируя опыт применения, соотношение затрат, потерь и достигнутых результатов, можно смело констатировать, что взрывающиеся катера себя не оправдали.

Впрочем, даже взрывающиеся катера не могли в полной мере претендовать на звание самого бесполезного оружия для исполнения самоубийственной атаки. Эта честь принадлежит концепции пловца-смертника фукурю. В дословном переводе это означало очередное бессмысленное для западного уха сочетание – «Дракон счастья». Снаряжение пловца состояло из дыхательного аппарата, двух баллонов со сжатым кислородом общей емкостью в 7 литров, водонепроницаемого костюма и ласт. Немаловажной тут была замкнутость системы циркуляции воздуха, что не приводило к появлению демаскирующих пузырьков на поверхности. Пловец мог погружаться на глубину до 60 метров, передвигаться там со скоростью в 2 км/ч и проводить под водой до 8 часов.

17
Пловец-смертник фукурю

К осени 1945 года, когда ожидалась высадка на японские острова, планировалось довести количество таких бойцов до 6 тысяч. До момента капитуляции Японии успели подготовить лишь 1200 бойцов, что не играло бы особой роли даже в случае продолжения войны – результаты применения подобного оружия выглядели сомнительно даже на умозрительном уровне.

Тактика фукурю заключалась в том, что пловцы в ожидании вражеского десанта должны были надеть костюмы и войти в воду на 10-15 метров. После этого они должны были расположиться цепью на расстоянии 5 метров друг от друга и вооружиться 10-килограммовой миной, прикрепленной к бамбуковому шесту. Плавучесть устройства обеспечивал надутый свиной пузырь, который перед атакой следовало проткнуть ножом. После этого смертник должен был нырнуть под днище корабля и с силой ударить взрывателем мины по днищу корпуса. От произошедшего взрыва погибали бы все, кто стоял рядом (а они должны были стоять, чтобы не упустить вражеские корабли).

Под самый конец войны все было настолько плохо, что подобные отряды составляли основу обороны крупных японских портов. В частности, в Токийской бухте было затоплено 3 торговых судна. В каждом из них были заранее устроены водонепроницаемые кабины, куда можно было попасть через специальные камеры. Каждая из кабин вмещала 40-50 человек и 10-дневные запасы продовольствия. Помимо этого, там имелись гидролокаторы и микрофоны, посредством которых предполагалось вести наблюдение за водной поверхностью. Наличествовали и три торпедных аппарата, а также связь с командным пунктом на берегу. Предполагалось, что в случае тревоги внутрь набьется около 40 человек в водолазных костюмах и с минами, и они будут ждать появления противника.

Этому было не суждено состояться – война закончилась, но не закончились способы и инструменты совершения самоубийственной атаки. На море японских смертников ждал провал. Торпеды «Кайтен», взрывающиеся катера и боевые пловцы не только не смогли выполнить свое предназначение и остановить американцев – им оказалось не под силу даже окупить средства, потраченные на их изготовление. Но, кто знает, возможно, на земле или в воздухе жителям страны Восходящего солнца повезет сильнее?,

Тимур Шерзад


Tags: Вторая мировая война, Япония
Subscribe

Posts from This Journal “Вторая мировая война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments